Результат поиска

     Новости Публикации Контакты Вопрос-ответ Отзывы
Главная /  Публикации /  190-летняя история Александровского района в уникальном музее

190-летняя история Александровского района в уникальном музее

- Бубен лучше не трогать! – строго пре­дупреждает директор Музея истории и культуры Александровского района Вероника Велиткевич. – Это настоящий ритуальный бубен. Когда шаман умирал, инструмент сразу же разрезали. Мы опасаемся в него стучать. Один из бывших глав ходил сюда, постукивал, и народ его не выбрал.

Преданье старины глубокой

Начинался музей с комнатки в сельском клубе. Сегодня он располагается в администрации сельского поселения на площади в 140 кв. м. Основной фонд – более 7 тыс. единиц. Пионерами были палеонтологические экспонаты из школы и несколько папок с документами об александровских предприятиях.

– На самом видном месте – царский указ о строительстве острога у нас в Лумпиках или Сургуте, – начинает экскурсию Вероника Велиткевич. – Это был для нас первый упущенный шанс стать городом. Вторая попытка случилась в советские годы: Стрежевой решили построить на противоположном берегу Оби.

Рядом находится документ от 1733 года, свидетельствующий о первом письменном упоминании Александровской земли (Лумпокольской волости), входившей в Сургутский уезд Тобольской губернии. Это было свободное поселение с церковью на берегу Оби. Первыми поселенцами были Филипповы и Теретины.

Почему самая северная земля Томской области называется Александровской? У музейщиков нет однозначного ответа. Существует пять версий. Наиболее вероятная появилась в 1881 году и связана с именем царя-освободителя Александра II. Кому-то по нраву история о священнике Александре, который построил в районе первую церковь, активно помогал коренным жителям и делом, и словом божьим. Умер он трагично: замерз по пути в соседнюю деревню, спеша отпеть усопшего ханта. Но директор музея категорически заявляет: в архивных документах нет информации о том, что здесь служил священник с именем Александр.

Безлапотная Сибирь

Слушать Веронику Сергеевну – одно удовольствие. Она рассказывает завораживающие истории, выдвигает смелые гипотезы. Например, о том, что сейчас ученые России выделяют коренного сибирского жителя в отдельный генотип. Ссыльные со всей страны оставили здесь свои гены, а ведь это были в большинстве своем креативные, интеллигентные, образованные люди. Еще до революции считалось, что сибиряки ни перед кем не будут шапку ломать, никогда лишнего не возьмут, но и своего не отдадут. Это самодостаточные и независимые люди.

Возьмите Ермака. Кто мог попасть к нему? Только тот, кто не мирился с существующим строем, кто пускал красного петуха помещикам, создавал вольные отряды. Или земледельцы: не каждому ведь по силам был длительный переезд из центра страны в глухую Сибирь. Спецпереселенцы – в основном раскулаченные крестьяне, самые трудолюбивые люди страны. Сибирью пугали всегда и всех: душу, может, и довезут, а тело растрясут по дороге…

В части музея, посвященной досоветскому периоду, экспонируются подлинные костюмы Виленской губернии (ныне территория Белоруссии) – домотканая одежда, лапти. В них из города Вильна (нынешний Вильнюс) приезжали в Сибирь переселенцы.

– К нам они попали только после второго переселения из Омска и Новосибирска, – поясняет Вероника Велиткевич. – Столыпинские переселенцы до нас не дошли, потому что не было главного – пахотной земли. В Сибири лаптей не носили, поэтому их владельцы быстро от них освобождались. Сибирь не знала лаптей, телесных наказаний и крепостного права. Сибирь – вольная и отдельная страна.

Ежегодно 8 ноября в музее отмечается День Сибири. Свое­образный день благодарения проходит в форме конференций и встреч с интересными людьми, а их в Александровском немало.

По Оби на обласке

Особый интерес в музее представляют экспонаты, иллюстрирующие быт коренных жителей края – хантов, манси, селькупов. Здесь можно в деталях изучать орудия рыбалки и охоты: зимой в тайгу ходили на лыжах, летом передвигались по рекам на обласках. Есть уникальные инструменты для деревообработки, в том числе самодельная дрель – приспособление для сверления дерева и кожи. В музее собрана солидная коллекция берестяных изделий – короба, туеса, кузова, коробочки для рукоделия, орнамент которых мог многое поведать о его владельце.

Вероника Сергеевна мечтает заполучить колыбель. Она у хантов бывает дневная и ночная. Есть здесь погремушки из трахеи лебедя. Ловушки (чирканы) на мелких пушных зверьков, того же горностая. Вот кадушка, в которой ставилось тесто. Она привезена из Подольска. Молодые посетители с интересом рассматривают предметы быта прошлых веков. Оказывается, уже тогда были вафельницы, правда, чугунные. Под стать им и старинные утюги.

– Жалко, что археология у нас не развита. Район не копан! Я всегда говорю посетителям, особенно школьникам – надо предметы потрогать, подержать в руках, пообщаться с ними, – разрешает Вероника Сергеевна. – Собранные у нас экспонаты позволяют проводить параллели и сравнения разных национальных культур. Это немецкая скалка, а вот русская. Видите, какие разные предметы, а название у них одно – коромысло.

У русского это просто дуга и два крючка для ведер, а немецкое сделано из широкой доски – чтобы тяжесть равномерно распределялась по спине и плечам его владельца. Вместо крючков – цепочки. На таком коромысле вода точно не расплещется.

– В «Ночь музея» мы греем самовар, на костре варим уху из карасей и пиршествуем, – продолжает директор. – Или печем пироги с рыбой, брусникой. Нам завидует Сургут, они такое позволить себе не могут.

Стул из церкви, что стояла на берегу села, – единственный сохранившийся оттуда предмет. Напротив «нечистого», «грязного» угла в музее красный угол, где представлены церковные предметы – иконы, богослужебные книги, лампадки.

– Это стол купца Скирневского, я привезла его из Новоникольского на райповской самоходке, – показывает на раритет Вероника Сергеевна. – Мне знакомы все чердаки района. Если кто-то другой случайно заезжает в деревню, там с порога говорят: «Велиткевич была, все увезла».

Во время экскурсии о реальном времени напомнили часы с боем.

– У нас все работает, – замечает директор, заводя при этом патефон.

А потом представляет уголок председателя колхоза – рядом с пишущей машинкой устройство для передачи сигналов азбуки Морзе.

– Ключ искали по всей Томской области, – Вероника Велиткевич начинает отстукивать известные точки-тире-точки. – Я сама радист третьего класса.

Рассказать о всех представленных в музее раритетах просто невозможно, но некоторые вещи просто нельзя пропустить. Здесь есть паспорт на коня по кличке Быстрый. Такие документы водились в колхозе «Искра».

– В 1930-е годы у людей не было паспортов, а у животных были, – рассказывает директор. – Одного крестьянина по фамилии Лебедев расстреляли за утонувшую лошадь. Еще один интересный документ – рацион животного. В нем прописывалось до граммов, сколько трудяге-лошадке следует выдать моркови, сколько овса. Их откармливали и потом отправляли на фронт.

Сохранить нить времен

Именно руководитель музея стала инициатором установки камня памяти жертвам политических репрессий.

– Очень важно, чтобы не прервалась нить между прошлым, настоящим и будущим, – уверена Вероника Велиткевич. – Сибирь не раз спасала Россию в Великую Отечественную войну. А в советский период щедро одарила нефтью и газом.

Берегиню и хранительницу народной памяти очень радует тот факт, что в музей все чаще приносят личные вещи и документы не только ветераны, но и молодежь.

– Народ нам доверяет, – говорит директор, – потому что мы гарантируем сохранность предмета, не приведи господь что-то потерять. Один ветеран регулярно наведывался в музей с одним-единственным вопросом: «Ну-ка покажи мне, где лежат мои почетные грамоты?»

Каждый сантиметр музея о чем-то рассказывает. Это уникальное собрание истории и по насыщенности артефактами, и по распределению пространства.

– У нас каждый предмет – это не что, а кто. Это люди, лица, персоны, – поясняет Вероника Велиткевич. – Мы за предметом видим человека и его энергетику, его тепло сохраняется.

Путь к музею

Вероника Сергеевна родом из Александровского. Сегодня она живет практически на том самом месте, где и родилась. В ней течет польская кровь. 23 года работала связистом.

В 90-е годы прошлого века была библиотекарем, потом резко переключилась на другую сферу. Выучилась на флориста-дизайнера. Практику жительница Александровского проходила в японском посольстве. Потом ее взяла на работу Анна Матвеева, известный организатор культурных мероприятий. Вероника Велиткевич стала вести кружки, со временем – заниматься прикладным искусством. А потом руководство района решило, что нужно создать музей. Много сил на это положили и Анна Матвеева, и бывший заместитель главы района Раиса Хитрова. Общими усилиями местной администрации, депутатов и общественности 1 марта 2000 года в Александровском открылся Музей истории и культуры. Его директор четко следует главному принципу музейщиков – сохраняя, просвещай.

Валентина Артемьева

Источник: Газета «Томские новости»

Просмотров этой страницы: 371
>> Все публикации